Обзор Simformer (RU)




 

Партнёры

УАИБ ЛСОУ другие партнеры АУБ Евроконсалтинг DENGI.ua Экономические известия Интерфакс Асоціація адвокатів України





Реклама на сайте

"Банковский сектор в Украине: реальные и гипотетические угрозы" - пресс конференция на "Обозревателе"


"Обозреватель", 03 июня 2009 г.


3 июня на "Обозревателе" состоялась пресс-конференция на тему: «Банковский сектор в Украине: реальные и гипотетические угрозы».

В пресс-конференции приняли участие:
-экс-заместитель председателя главы Национального банка Украины Сергей Яременко
-президент Ассоциации "Частные инвестора Украины" Игорь Власюк.



Сергей Яременко: Последние события, которые происходят в банковской сфере, подтверждают, что может быть совсем это не случайно. Это подтверждается событиями, происходящими на Украине в течение многих лет.

Суть заключается в том, что четко просматривается некий аргентинский вариант, который требует определенных шагов, этапов. Мы находимся в конце цикла, который завершает ту цель, которая ставилась в начале этого пути.

Мы стоим на пороге реструктуризации нашей банковской системы с преобладанием национального капитала в то, что в конце этого «курса лечения», задуманного МВФ и Кабмином, мы получим некую систему, состоящую преимущественно из крупных банков на территории Украины с практически полным или подавляющим иностранным капиталом.

Что меня утвердило в этом мнении? Воспользовались тем особо чувствительным механизмом, который в кульминационной точке играет особую роль. Это то, что именно на протяжении восьми месяцев мы видим бездействие монетарных властей и исполнительной власти. Особенно Национального банка. На протяжении пяти месяцев – полное бездействие по вытаскиванию банковской системы из кризиса и именно теми методами, которые могли бы это сделать. Рассмотрение возможности получения второго транша кредита МВФ, условия меморандума и прочее – видимые действия, которые носили чисто формальный характер, но экономическая суть их очень сильная, потому что за это время банки не имели средств и источников для рекапитализации и, по сути, мяч уже на стороне банков с иностранным капиталом, являющихся дочерними структурами крупнейших финансовых систем, которые получали помощь. 

Главное – психологический момент, который помогал это делать. У нас такой менталитет – «наши не справятся, а от иностранцев всегда будет помощь». Поэтому начался процесс: еще «живые» клиенты начали переходить в те банки, которые будут показывать свою жизнеспособность.

Таким образом, мы видим завершающую стадию этого процесса.

Поэтапно можно характеризовать это как некую модель: вступление в ВТО на тех условиях, которые не дают никаких ограничений для деятельности иностранных банков и иностранного капитала на территории Украины. Вход иностранных банков в 2005-2006 годах. Вливание внешнего ресурса – классическая схема латиноамериканских стран. Кредитная экспансия на импортные товары. Ревальвация под видом притока огромных ресурсов. Денежный голод по борьбе с инфляцией. Это обеспечивает уничтожение национального производителя и ослабление банковской системы, раздутие активов, которые совершенно не касаются роста экономики. Затем идет резкое прекращение притока капитала, что мы наблюдали, и в это же время происходит девальвация как способ декапитализации финансовой системы.

По вине регулятора в один момент все банки с нормальными показателями превращаются в недокапитализированные учреждения. По классической схеме происходит резкое добавление капитала в иностранные банковские учреждения и таким образом получается резкий рывок и появление могучих лидеров на фоне ослабевшей и не имеющей никакой подпитки национальной банковской системы.

Меморандумом предлагаются разумные вещи – централизация банковской системы, реструктуризация ее по принципам слияний, поглощений, признания банкротами – очищения банковской системы на фоне бездействия или отсутствия противодействия национальной власти рискам, которые закладывались на протяжении предыдущих четырех-пяти этапов.

На выходе мы видим преимущественное преобладание банковской системы, состоящей из иностранных банковских учреждений. Иностранные банковские учреждения в эпоху глобализации и доминирования денежного капитала над производственным являются основой для управления страной. Кто имеет деньги, тот имеет власть. Украина из субъекта превращается в объект, т.е. цель достигнута.

Когда я работал в Нацбанке, меня поразило, что в 2006 году была выпущена банкнота в 500 гривен. Тогда не было оснований для таких больших купюр, все было спокойно. На банкноте в 500 гривен изображен масонский знак – треугольник с Всевидящим оком. Еще тогда был заложен некий символ вхождения Украины в эту систему управления международным капиталом. Мы вовремя не обратили внимания на этот вопрос, но, по сути, все последующие процессы были направлены на последующую долларизацию страны, которая положила на лопатки отечественного производителя и привела к доминированию иностранного капитала.

Сегодня проводится еще более циничная политика денежного голода, что добивает систему и не дает развиваться экономике, что, по сути, не дает возможности оживить активы банковской системы для того, чтобы можно было выдавать вклады населению. Таким образом, мы видим тупик, в котором находится Украина. Наряду с этим, мы видим, брезжит кризис платежного баланса, нехватка валюты и т.д. Уже полгода закладываются основы для невозможности производства экспортных товаров, которые производятся помимо сырьевого сектора, сельского хозяйства и металлов. Оно не имеет никакого основания для роста, потому что нет ни «длинных» денег, ни «дешевых» денег – никаких нет денег на рынке. Плюс резкое падение заказов в связи с финансовым и экономическим кризисом в России и других странах.

Но мы еще и не даем жить тем предприятиям, которые могли бы производить продукцию, которая востребована. Таким образом, в последующее до конца года время мы будем видеть еще более сильные кризисные явления.

Нацбанк сменил рефинансирование от года и 9 месяцев до трех месяцев, тем самым выполняются еще одни установки. Я уже смотрю, что собственных мыслей, собственных подходов у Национального банка нет. С вожделением ждут и с вожделением ждут, что скажут эти… Вчера был большой форум банка «Альфа». Там выступали представители мирового банка, МВФ и т.д. Глядя на то, как они объявили принципы реструктуризации и подходов, я не видел там принципов – там одни пожелания. Там нет ни логики событий, ни конечной цели, ничего, кроме тех, которые я обрисовал. Они просматриваются.

Игорь Власюк: На самом деле, к сожалению, так и получается. Очень многие аналитики, экономисты все время ожидают чего-то плохого в украинской экономике. Тем не менее, как это ни странно, то, что происходит какая-то стабилизация – это, конечно, очень хорошо. Любой пессимист, который живет в этой стране, который пользуется деньгами, благами, который является патриотом своей страны, конечно, хочет, чтобы его самые пессимистические прогнозы не сбывались.

Это хорошо, что мы все еще находимся в каком-то состоянии, когда мы не свалились на какие-то действительно плохие вещи. Хотя с точки зрения базисных процессов, базисных вещей, которые происходят в экономике, в финансовой системе на самом деле ничего хорошего в принципе нет. Можно делать вид, что мы этого не замечаем, чтобы не пугать общественность. С другой стороны, для экономистов этого нельзя не замечать.

Существует несколько проблем, которые не решает сегодня правительство и Национальный банк и которые формируют не очень хорошие тенденции. Одна из тенденция – девальвация национального капитала. Наша Ассоциация одной из сфер деятельности имеет деятельность на рынке слияний и поглощений. На крупные активы покупатели-иностранцы. Сейчас еще трудная ситуация, связанная с тем, что многие предприятия потихоньку уменьшают обороты. Крупная промышленность, мелкий, средний, крупный бизнес потихонечку задыхаются без денег. Есть два варианта: подождать, когда кто-то из иностранцев сюда зайдет и принесет деньги для жизни, для развития бизнеса. Второй вариант – дать эти же деньги самим через свою национальную валюту. Поэтому здесь ничего плохого нет.

В принципе, эмиссия все равно идет так или иначе. Денежная масса увеличивается, и правительство, Национальный банк все равно кормит экономику. Но пока что на сегодняшний день существует нехорошая тенденция, связанная с тем, что будет продолжаться потребление экономики через потребительский рынок. Что необходимо было бы сделать – дать деньги бизнесу через формирование и поддержку кредитования крупных предприятий, среднего бизнеса, малого бизнеса. Этого не происходит. А поскольку деньги вымываются, произошла определенная девальвация национальной валюты. Предприятия сразу же умерили оборотные средства, значит, предприятия либо закрываются, либо сокращают свой оборот, и это ни к чему хорошему не приводит, потому что источника получения непосредственно заработанных денег у населения, у потребителя сейчас все меньше и меньше. Соответственно, можно либо брать заемные деньги – заемные деньги у кого? У иностранцев. И на сегодня этот процесс, к сожалению, будет продолжаться. И все, что на сегодняшний день делало и продолжает делать правительство и Национальный банк, к сожалению, является несистемным и реально не воздействует на базовые проблемы, с которыми столкнулась экономика Украины. В этом есть очень серьезная проблема и определенный риск, что мы буквально завтра будем начинать здороваться «Буэнос диас!»
Сергей Яременко: Нельзя просто сказать, что происходит стабилизация курса и не разъяснять эту позицию. Это не стабилизация. Мы должны помнить, что стабилизация эта вызвана только тем, что покойник воды не просит. Все угасающая экономика уже не требует столько ресурсов, сколько она требует, когда нормально работает. Валюта уже не нужна из-за денежного голода. Это надо рассматривать не как положительный фактор, а как некую угрозу и бояться того, что курс валют стабилизировался, ибо на таком уровне он стабилизироваться не может.
Дальнейшая такая позиция говорит о том, что именно Национальный банк боится нарушить эту псевдо-стабилизацию и каким-то образом добавить ликвидности в банковскую систему, снизить процентную ставку и давать деньги в экономику для того, чтобы она начала расти, потому что это чревато колебаниями курса.

Показатель Национального банка о том, что курс стабилизировался, - лицемерен. Вы дайте денег, а потом посмотрим, насколько он стабилизировался, дайте оживиться экономике.

Игорь Власюк: Нацбанк спасает макроэкономику и совершенно забывает о существовании базовых сегментов. 

Сергей Яременко: Я с вами не согласен, потому что НБУ не спасает макроэкономику.

Игорь Власюк: Он пытается спасать.

Сергей Яременко: Он пытается добиться неких абстрактных показателей инфляции и монетарных показателей, которые никому ничего не говорят, кроме нас. А реальный сектор показывает, что он работать не может при таких абстрактных показателях – кредиты недоступны, их либо невозможно получить, либо под страшные проценты и в ограниченных суммах, что неизбежно закладывается в цену. При такой ценовой политике они не могут конкурировать. Тем самым мы лишаем себя той возможности, которой пользуются все страны – именно переход на национального производителя в этот кризисный период и всяческое способствование его росту. А мы, наоборот, инфляционную и курсовую надбавку отдаем внешнему сектору.

Игорь Власюк: Действительно, может быть, существует угроза того, что за счет массовых эмиссий в реальный сектор будут резко расти объемы денег, и это будет подталкивать инфляцию.

Сергей Яременко: Этот спор вечен. Сегодня осталось не так много производителей, которые действительно работают, которые могут работать. поэтому они в этих условиях поглотят ровно столько, сколько им необходимо. Но деньги, прошедшие через производство, уже не продуцируют той инфляции, которую сейчас делают через правительство. Мы должны учитывать, что через потребление добиться оживления нашей экономики невозможно, ибо потребитель у нас все равно сориентирован на импортные товары. Любые деньги, выброшенные через зарплаты или льготы неизбежно будут направлены в большей своей части на валютный рынок для закупки иностранных товаров, потому что мы пока не конкурентны.

Девальвация действует разрушительно на банковский сектор, но, с другой стороны, способствует развитию национальной экономики. Именно в это время надо подпитать ее собственными деньгами, дать в те точки, которые требуют роста. Но у нас оно ограничивается картошкой и колбасой, и то на теневом рынке. Правительство не делает ничего, кроме заявлений.

Возник спор: является ли ключевым элементом недостаток реформ? Я привожу в пример Прибалтику – она сделала все реформы, но это не явилось защитным зонтиком от кризиса. Значит, причина кризиса более глубокая. Она коснулась и развитых, и переходных экономик. Наши недостатки подчеркивают только глубину кризиса у нас, а не причину. Естественно, мы могли бы выйти не с такими потерями, если бы делали то, что нужно. Значит, причина кроется в более глобальных вещах.

Доллар теперь не может быть напечатан в тех же масштабах, в которых он был, допустим, в 2008 году. Таким образом, это дает возможность переходным экономикам воспользоваться этим и недостаток доллара восполнить своей валютой для подъема своей экономики. Именно для переходных экономик это является преимуществом в условиях перепроизводства тех тотальных экономик. Мы же пошли другим путем – мы боимся инфляции и устраиваем денежный голод. Это просто вандализм над собственной экономикой, народом и в целом государства.

Игорь Власюк: Мне кажется, здесь есть еще одна проблема, связанная с тем, что происходит в стране. Действия правительства приводят к пломбированию тех проблем, которые существуют. Эти проблемы становятся скрытыми и просто переносятся на более поздний период. Есть очень большой риск бюджетного кризиса, когда бюджет не сможет выполнять свои обязательства по финансированию социального сектора в полной мере и в тех объемах, которые предусмотрены.

Сергей Яременко: Мы должны понимать, что 60% ВВП не может обеспечить то, что ранее наполнялось. Поэтому, закладывая эти цифры без изменений, мы понимаем, что они выполнены быть не могут.

Игорь Власюк: Налоговая база резко уменьшилась.

Сергей Яременко: А все равно сбор налогов тот же. Отсюда и запрет на статистику. Это то ли внешний ресурс, то ли внутренний, то ли взаимозачеты виртуальными деньгами. Но источники не увеличатся, поэтому их не будет.

Телеканал ICTV: Что вы думаете о рекапитализации трех банков, почему именно они были выбраны, и почему цифра рекапитализации именно 9 миллиардов?

Сергей Яременко: Меня больше волнуют сами процессы, а кто подпадает под эти процессы – у кого лучше «дыхалка», у кого шире грудь или шире кулак. Какая идеология спасения банков? Первое – рецепт мы просто содрали с Запада, а там были совершенно иные ликвидность и капитализация. Здесь нужно было применять совершенно другие меры. У нас был страшный рывок курса – это еще одна проблема. И все такое прочее.

Мы не вложили в будущее те активы, которые будут работать и которые бы уже возвращали деньги. Мы говорим об ухудшении общего климата банков.

У нас несколько банков уже банкроты. Можно идти по такому пути: долить в них – и что? На остальное не хватает. Или мы эти банки оставляем и поддерживаем более живые банки. Второй момент – в момент рекапитализации должны выдаваться вклады. Тогда получается интересная вещь: почему эти деньги не направить сразу в Фонд гарантирования вкладов?

Важна цель, что мы хотим сделать. Она должна быть объявлена. Мы просто «спасаем».

Игорь Власюк: Я не совсем соглашусь с Сергеем Александровичем. Я думаю, то, что делает на сегодняшний день Национальный банк, называется «искусство возможного». В оптимальном варианте нужно было бы принимать комплексное решение. Если бы своевременно были приняты реальные антикризисные меры, связанные с поддержкой национального производителя, с направлением денежных средств в реальный сектор, то, может быть, и не нужно было бы принимать решение о поддержке банков, потому что они сами смогли бы удержаться на плаву.

На сегодняшний лень речь идет о крупных системных банках. Можно много говорить о возможной коррупции, об интересах собственников банков, но так или иначе существуют интересы огромного количества вкладчиков.

Почему выбрано именно три банка? НБУ говорит о том, что это те банки, которые на сегодняшний день технологически уже подготовлены. Я думаю, что количество банков, которые будут требовать какого-то вливания капитала, гораздо больше.

Сергей Яременко: У меня нет никаких противоречий по этим трем банкам. Это не вопрос для меня. Давайте говорить о сути процесса: почему вкладчики системного банка «пушистые и белые», а вкладчики тех банков, которые неизбежно будут банкротами…

Игорь Власюк: Это мелкие банки.

Сергей Яременко: Они не мелкие, но по совокупности они вам дадут, например, сотню миллиардов гривен. Как вы эту проблему решите?

Игорь Власюк: Сразу все 120 не упадут. У банков четвертой группы, которых огромное количество, ситуация очень разная. На самом деле, там происходят процессы перекупки, на сегодняшний день происходит процесс прихода в эти банки новых собственников. Во-вторых, Фонд гарантирования вкладов вряд ли сможет компенсировать кучу ликвидности даже одного крупного системного банка. Он просто не сможет.

Сергей Яременко: Я говорю о том, что зачем затушевывать проблему и давать деньги через банк, если они направлены на совершенно очевидную вещь – я дал деньги, и теперь клиенты, изголодавшиеся на протяжении шести месяцев, прибежали и вынули все эти деньги. То есть, вы уже заранее должны понимать, сколько у вас денег есть на компенсацию вкладом населения.

Это лицемерие и непонимание сути проблемы о том, что деньги должны даваться только при продлении моратория на вклады. Даже более того…

Игорь Власюк: При формировании стратегии дальнейшего развития банка. Это во-первых. Во-вторых, у каждого банка должен появиться эффективный собственник и, соответственно, принимать решение о капитализации банков необходимо исключительно тогда, когда будет понятно, что с этим банком делать дальше.

Сергей Яременко: Подождите, приступили к работе, но даже не определили для себя эти вопросы – самые главные: кто такой администратор, какие его полномочия, что он может делать, где будет бывшее правление и чем оно хуже, чем этот администратор, кто уполномочил этого администратора? Он что, руководил организацией с наемной силой в 6-10 тысяч человек?

Игорь Власюк: Тут есть вопросы.

Сергей Яременко: Шесть месяцев, которые мы тратим на это, есть неизбежное условие, чтобы затянуть процедуру, пока не вымрут.

Игорь Власюк: Между прочим, во многих банках на сегодняшний день баланс между оттоком депозитов и пополнением вышел примерно в ноль, в том числе в банках с временной администрацией. Это может быть какое-то временное явление, связанное с введением временной администрации, но это явление явно существует.

Сергей Яременко: А кто отрицает?

Игорь Власюк: Более того – если принимать решение о рекапитализации банков, теоретически это должно только усилить надежды вкладчиков на то, что не надо забирать деньги из этого банка – его никто не собирается ликвидировать. 

Сергей Яременко: Я еще раз повторяю: такое количество банков нужно было в той ситуации, когда мы имели тот ВВП. Сейчас мы имеем 60%. И мы имели 100 миллиардов внешнего ресурса, который было необходимо раздать населению. Теперь 100 миллиардов нет, ВВП – до 60%. И вы говорите о том, что все равно ничего не будет. Будет! И заслуга не в том, чтобы сказать: «Наверное, у нас что-то будет», а обязанность и Национального банка, и правительства – просчитать, что будет происходить в этой системе при такой-то денежной массе, при таком-то ВВП, при таких-то зарплатах и при такой-то нагрузке.

«Економічний вісник»: Скажіть, будь ласка, що дасть вкладникам ре капіталізація банків? Іноземний капітал прийде і скупить наші банки. Що це дасть вкладникам?

Сергей Яременко: Кто это сказал? Я такого не говорил. Я сказал, что они уже здесь. Именно эти банки и останутся, выжившие на наших клиентах, которые перебегают в них. Таким образом, больной станет еще больнее, а здоровенький – чуть-чуть, но с имиджем, что он здоров, станет еще здоровее. Мы говорим о том, что это неизбежно приведет к тому, что корпоративный клиент уже перебежал в эти банки с иностранным капиталом, и они выздоравливают, а те все ухудшаются. У них остается без корпоративщиков одна пассивная база вкладчиков, т.е. нет ни погашения, ни оборота, ничего, а каждый день приходят: «Дай, дай, дай».

Игорь Власюк: Давайте расширим этот вопрос. Для кого именно что будет давать капитализация? Вкладчику она будет давать надежду на то, что банк сохранится, и он сможет получить свой вклад в полном объеме и в той валюте, в которой был вложен вклад. Потому что Фонд гарантирования вкладов иностранную валюту не возвращает – он возвращает по курсу НБУ.

На самом деле, далеко не все ушли в банки с иностранным капиталом. Просто так уйти из банки многие компании не могут, потому что у них еще висят какие-то кредиты, зарплатные проекты и т.д. Может быть, это не лучший вариант из тех, которые теоретически возможны. Банкротство с точки зрения экономической теории было бы правильно. Но это крайний случай. Если говорить о банкротстве мелкого банка, то оно не будет деструктивно для системы. Но банкротство крупного банка будет деструктивно для системы.

Сергей Яременко: Разберитесь с тем, что у вас происходит.

Игорь Власюк: Не надо больного сразу отправлять в морг. Нужно сначала в реанимацию.


 

Источник: Обозреватель

 


ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ АССОЦИАЦИИ: +38 (044) 222-89-30
Copyright © 2007 Ассоциация частных инвесторов Украины. Все права защищены.
Создание сайта-визитки, корпоративного сайта, интернет-магазина — WDS Design Group
Ссылки партнёров: Разработка бизнес-плана |Регистрация предприятий и представительств в Украине |Разрешение на работу в Украине |Бухгалтерские услуги в Украине |Поиск инвестора в Украине